НАДО ЛИ ГОВОРИТЬ РЕБЕНКУ, ЧТО ОН БЫЛ УСЫНОВЛЕН?

Надо ли говорить приемному ребенку, что он приемный, если мы усыновили его совсем маленьким?

Жаппар Акбота Темирбайкызы

к.пс.наук,
руководитель Психологической службы
ОФ «АНА ҮЙІ»

Тайна усыновления один из сложных вопросов, с которым сталкиваются приемные родители. Они долго раздумывают, хранить или нет тайну усыновления. С одной стороны, в Казахстане тайна усыновления ребенка охраняется законом. И в тоже время, эта норма противоречит международной Конвенции о правах ребенка, в которой право ребенка знать своих родителей закреплено отдельной статьей.

Во всех развитых странах это право не подвергается сомнению. Психологи и специалисты в области усыновления сходятся во мнении, что ребенку нужно говорить, что он приемный и в пользу этого приводиться ряд аргументов.

Сохранение тайны требует от родителей чрезмерных усилий и напряжения — и при этом гарантии этого сохранения практически нет. В практике семейного устройства Казахстана довольно много случаев, когда тайна раскрывалась помимо воли родителей. Это бывает связано с необходимостью врачебного вмешательства и генетического анализа, либо со случайно обнаруженными документами. Иногда сами родители или ближайшие родственники, посвященные в секрет, могут оговорками, своими страхами или неадекватной реакцией на вполне невинную ситуацию невольно спровоцировать ребенка на мысли именно в этом «запретном» направлении.

Тайна открывшаяся таким образом всегда очень болезненный удар для ребенка, даже уже взрослого, который вдруг осознает, что долгие годы самые близкие люди обманывали его, держали в неведении относительно его происхождения, в то время как другие люди знали правду. Обида на приемных родителей и полное недоверие ко всему, что исходит от них, это то с чем остаются семьи. Крепкие отношения можно построить только на честности и доверии, но ни в коем случае не на обмане. Если в семье есть тайна, страдают все.

Родители надеются, что удастся безболезненно скрывать усыновление, пока ребенок не повзрослеет и будет готов узнать о своем происхождении. Но зачастую, то время, когда ребенком эта информация будет воспринята безболезненно, упускается из-за страхов родителей.  Страхи бывают связаны с тем, что ребенок найдет кровных родителей и уйдет к ним, либо перестанет любить приемных родителей, будет разрываться между любовью к приемным и кровным родителям и т.д.

Эти страхи понятны. Формирование идентичности приемного ребенка, когда он должен понять, кто он, чей он и найти свое место в двух совершенно разных семейных системах – путь сложный. Ребенок может успешно его пройти и обрести здоровую идентичность, знание своих корней, но для этого ему нужны надежные, доверительные отношениях с близкими взрослыми. А отношения, построенные на обмане, такими не будут. Любая тайна является тем, что подрывает доверие ребенка и лишает его способности опираться на поддержку родителей.

Как советуют специалисты, имеющие многолетнюю практику семейного устройства, лучше всего, чтобы информация о происхождении ребенка была доступна и открыта с самого начала появления ребенка в приемной семье и естественным образом была вплетена в реалии семьи. Разговоры об усыновлении не отличаются от разговоров на другие темы, с которыми родители и дети сталкиваются в жизни. Усыновление – это реальность, в которой живет семья, реальность, вызывающая у членов семьи определенные мысли и чувства, которыми они делятся друг с другом. Когда родитель говорит с ребенком об усыновлении на доступном ему языке, факт усыновления становится неотъемлемой частью его представления о себе.

Фото: freepik.com

Написать комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя
Please enter comment.